Мое завещание

Post annum MMVII
Парасоматика: 
текст 25.




Мое завещание

Нет, я не собрался умирать, тем более, не собрался наложить на себя руки, но «человек смертен, и иногда внезапно смертен», к тому же я, всё-таки, романтический герой (и это он в одиночестве противостоит всему миру и погибает в итоге), - и ближайший рубеж смертности в грядущие пару-тройку лет я могу просто не перешагнуть. Осторожнее, конечно, надо, но не от меня зависит всё. Итак, мои тексты: право на их издание ни в коем случае не должно принадлежать никому из моих родственников. Оно может принадлежать МГУ им. Ломоносова, философскому факультету в частности (я хочу, чтобы из прибыли отдали мои долги и поддерживали сайт), но лучше вообще никому: тексты должны быть доступны к изданию на тех же правах, что и авторы девятнадцатого века. Бумаги (равно как и прочие информационные носители), а также книги прошу передать на упомянутый выше философский факультет. Весь альпинизм и скалолазание пусть достанутся Джессике: она, бяка такая, меня не любит - но она и не может меня любить, когда на мне - вето от кукловодов. Но я хочу, чтобы эта милая девчонка ходила в горы. И потащила бы за собой Щукина, и похоронила бы его там. «Вот такую злую шутку я с ней сыграю»))). Я не знаю, что завещать Маринке. Отдайте ей велосипед - хотя и не знаю, зачем он ей: очень высокая рама, к тому же мужская - ездить на нём она всё равно не сможет. Ну, пусть обменяет на аналог - с тем же светлым именем. Женьке отдайте моего Рембрандта, которого знает весь МГУ - он уже пару лет бессменно болтается у меня на поясе. Всех моих teddy с подачи ее, Женьки, зовут Рембрандтами))).

Дмитрий Томский. 28 - 29. 05. 2019